Воскресенье, 14 августа 2022 года

Письмо запорожцев турецкому султану: что там было написано на самом деле

Благодаря знаменитой картине Ильи Репина «Запорожцы» (1880-1891), знакомой с детства каждому, в народе широкую известность приобрела история о легендарном письме запорожских казаков турецкому султану, процесс создания которого классик отечественной живописи запечатлел на своем хрестоматийном полотне. Это саркастичное публицистическое произведение XVII века, являющее собой оскорбительный ответ османскому владыке на его ультиматум Запорожской Сечи ему покориться, упоминается в различных источниках со ссылкой на десяток более поздних списков. Однако подлинность легендарного документа, как и его первоначальное содержание, до сих пор остается предметом споров среди исследователей.

Немыслимая дерзость

Впервые о существовании легендарного письма запорожских казаков, вдохновившего Илью Репина на создание известного шедевра, художник узнал от своего знакомого Д.И. Яворницкого, который, в один из салонных вечеров в присутствии Ильи Ефимовича зачитал данное непристойное сочинение в качестве пикантного анекдота. Самому же Яворницкому занимательный исторический документ показал его друг, этнограф Яков Павлович Новицкий, заполучивший, в свою очередь, первую известную копию письма от некоего безымянного коллекционера украинской старины, раздобывшего рукопись «в с. Новогупаловка Александровского уезда в селе Слышко».

Данный список, как и последующие, относился уже к XVIII столетию, тогда как оригинал загадочного литературного памятника до сих пор неизвестен. По распространенной легенде, письмо было написано в 1676 году, во время русско-турецкой войны, кошевым атаманом Иваном Серко «со всем кошем Запорожским». Повод отправить подобное послание появился после того, как от турецкого султана Махмуда IV в Запорожскую Сечу поступило официальное обращение следующего содержания:

«…Я, султан, сын Магомета, брат солнца и луны, внук и наместник божий, владелец царств – Македонского, Вавилонского, Иерусалимского, Великого и Малого Египта, царь над царями, властелин над властелинами, необыкновенный рыцарь, никем не победимый, неотступный хранитель гроба Иисуса Христа, попечитель самого Бога, надежда и утешение мусульман, смущение и великий защитник христиан, – повелеваю вам, запорожские козаки, сдаться мне добровольно и без всякого сопротивления и меня вашими нападениями не заставлять беспокоить». (Текст приводится по выписке из сборника истории Запорожской Сечи Дмитрия Яворницкого).

Исследователи отмечают, что формулировки в письме султана отличались относительной мягкостью по сравнению с аналогичными посланиями другим его противникам, которым он, как, например, в обращении к императору Священной Римской империи Леопольду I, угрожал расправой над христианской верой и его придворными дамами.

Так или иначе, но пафосное обращение басурманина не вызвало у вольных запорожских казаков ни малейшего трепета. Широко распространенная версия их издевательского ответа «владыке всего мира и наместнику Бога на земле» изобилует нецензурными выражениями и жестоко высмеивает кичливое самохвальство «непобедимого рыцаря». В переводе с украинского на русский язык, письмо начинается так: «Ты, султан, черт турецкий, и проклятого черта брат и товарищ, самого Люцифера секретарь. Какой ты к черту рыцарь…». То и дело пересыпая сарказм откровенной матерщиной, запорожцы изощряются в оскорбительных «титулах», которыми награждают османского владыку: «Вавилонский ты повар, Македонский колесник, Иерусалимский пивовар, Александрийский козолуп, Большого и Малого Египта свинопас, Армянский ворюга, Татарский сагайдак, Каменецкий палач, всего света и подсвета дурак, самого аспида внук…». Называя султана свиным рылом и кобыльей задницей, запорожские казаки отвечают на поступившее требование: «Не будешь ты, сукин ты сын, сынов христианских под собой иметь, твоего войска мы не боимся, землей и водой будем биться с тобой… Не будешь ты даже свиней у христиан пасти», и в заключение предложили Махмуду IV поцеловать их в срамные места.
В 1872 году тексты знаменитой переписки были впервые опубликованы в журнале «Русская старина» и вызвали широкий общественный резонанс.

Талантливая мистификация

Сомнения в подлинности легендарной переписки запорожцев с турецким султаном зародились у этнографов XIX века уже вскоре после обнаружения первого списка документа. Большинство первых издателей, таких как Н. Маркевич, Н. И. Костомаров, Д. И. Яворницкий, Я. Новицкий, А. Попов, утверждали, что подобное письмо едва ли могло быть реальным дипломатическим документом и называют его старинным вымыслом, вполне отвечающим духу буйного запорожского казачества. Туманность ссылок на источники, приводимые первыми исследователями, не дают возможности сегодня найти упоминаемые ими списки и их верифицировать. Единственный очень близкий по содержанию список, находящийся в архиве «Русской старины», датирован 1792 годом, тогда как более ранних списков документа, которые бы относились к XVII веку, пока не обнаружено ни одного. Однако в середине позапрошлого столетия стали известны наиболее ранние рукописи похожего документа на русском языке, речь в котором, правда, идет уже не запорожских, а о чигиринских казаках. Этот вариант похожего по своей сути послания представляет собой более сокращенный вариант украинского текста, лишенный обсценной лексики и ряда ярких деталей письма запорожцев.

Исследователи склонны считать, что письма запорожских и чигиринских казаков – это два разных сочинения, второе из которых более позднее. В советское время мнения ученых о литературном памятнике раскололись: в то время как одни настаивали на национальном происхождении рукописи, другие считали, что легендарная переписка султана с запорожскими казаками родилась на волне распространенных в Европе антитурецких памфлетов. Уже в новейшее время, в 2019 году, была обнаружена версия письма чигиринских казаков на польском языке, датированная 1683 годом. Профессор Вашингтонского университета, специалист по русской средневековой истории и культуре Даниэль Кларк Уо пришел к заключению, что наиболее ранние версии письма запорожцев действительно являются переводами западной антитурецкой памфлетистики и данный литературный памятник является не более чем талантливой мистификацией, возникшей в XVII веке в период становления самосознания украинского народа как отдельной нации.

Так или иначе, переписка запорожцев с турецким султаном оказала значительное влияние на отечественную культуру, найдя свое отражение не только в творчестве Ильи Репина, но также в 14-й симфонии Дмитрия Шостаковича и художественных произведениях ряда других менее знаменитых российских и советских деятелей искусств.

Источник

Смотрите также

Другие новости по теме